Blog Post

Есть ли политзаключенные в Украине?

Есть ли политзаключенные в Украине?

Накануне местных выборов заместитель главы Верховной Рады Андрей Парубий подвергся жесткой критики со стороны украинской диаспоры в столице Великобритании. На встречу с бывшим командиром «Самообороны Майдана», состоявшейся 23 октября, пришли несколько десятков соотечественников, проживающих в Лондоне – активистов и волонтеров, которые помогали и помогают украинским военным, раненым и семьям героев Небесной сотни.

Когда речь зашла о трагических событиях на Майдане, которые произошли зимой 2013-2014 годов, и отражения российской агрессии, плавный ход мероприятия был нарушен активисткой Ульяной Палюх-Замасло. «Андрей, — обратилась она к украинского парламентария, — помните, люди из Самообороны Майдана, после окончания всех событий, сразу же пошли в АТО. По моим данным, в Украине сейчас сидит больше политзаключенных, чем во времена Януковича, а вы об этом молчите».

Присутствующие поддержали женщину аплодисментами. А она, что называется, продолжала резать правду-матку: мол, как вы смеете говорить «мы», когда «они» сидят, причем в ужасных условиях, без доказательств. «Их уничтожали в добровольческих батальонах, не давали есть, а на заседаниях постоянно меняются прокуроры», — гневно упрекала активистка, имея в виду украинские СИЗО и суды.

Парубий терпеливо выслушал соотечественницу. Но ответ его был до неприличия сумбурной и плохо аргументированной. Заместитель председателя ВР попытался свести все к случаю с экс-заместителем командира батальона «Азов», нардепом Игорем Мосийчуком, которого, как известно, с нарушением регламента лишили депутатской неприкосновенности и арестовали прямо в здании парламента, объявив подозрении в получении неправомерной выгоды.

Участников лондонской встречи ответ Парубия не удовлетворил. Оно и понятно, ведь можно долго рассуждать о необходимости противостоять коррупционной заразе в Верховной Раде и равенство всех перед законом, но зачем устраивать телелешоу с наручниками – совершенно не понятно. Это – типичная показуха, которая не имеет ничего общего с настоящей борьбой за «чистые руки». Тем более, что не только в Киеве знают: коалиция, действовавшая в Раде до местных выборов, превратилась в ширму для политических манипуляций со стороны представителей старой кланово-олигархической системы. А эта братия добивается своего не только с помощью регламентных подтасовок.

Да и далеко не один этот случай заставляет многих украинцев тревожиться за разгул «репрессий» после Революции Достоинства. Тему тенденциозного преследования активистов со стороны правоохранительных органов в Украине неоднократно поднимали народные депутаты Борис Береза, Виктор Балога, Егор Соболев, много выдающихся общественных деятелей, волонтеров, журналистов и блогеров. Но власть, в том числе и Администрация президента (АП), постоянно делает вид, что ничего такого не происходит. И вот эта тема выплеснулась за пределы страны…

Но правы те, кто говорит о «репрессиях» и «политзаключенных» в Украине? Здесь важно понимать, почему возникают такие настроения в обществе. Прежде всего, граждан возмущают двойные стандарты, которые власть и «правоохранители» (не лучше ли это слово в Украине пока брать в кавычки?) применяют к людям, которых подозревают в нарушении закона. Если это был политик или бизнесмен, который входил в окружение диктатора Януковича, то украинская Фемида нередко обходилась с ним вызывающе мягко. А если это был активный участник Євромайдану, бывший боец АТО или комбат, то к нему «правоохранители» подходили «по всей строгости закона». Как будто дело происходит в путинской России, где власть придерживается принципа «своим – все, остальным – закон».

Характерна в этом плане история бегства одиозного нардепа Сергея Клюева. Подозреваемый в различных преступлениях брат экс-главы АП времен Януковича после того, как его лишили депутатской неприкосновенности, пытался вылететь в Вену из Борисполя. Узнав об этом, Генпрокуратура добилась отмены чартера, но дальше не пошла. Законники обязаны были в срочном порядке потребовать от парламента ареста потенциального беглеца, важного носителя многих тайн предыдущего режима, но они и пальцем не пошевелили для этого. И делец, конечно же, воспользовался этой негласной предложением тайно покинуть страну.

Или вот еще случай с экс-регионалом Александром Ефремовым. Бывший ярый прихвостень Януковича столько натворил дел в Верховной Раде, а позже в области сепаратизма и помощи террористам, что даже как-то странно, что он еще находился не в тюрьме. Конечно, в какой-то момент судьи были вынуждены его арестовать, но, похоже, лишь ради проформы. Для сановного подозреваемого быстро нашли податливую судью Оксану Царевич, ранее замеченную в незаконном преследовании участников Євромайдану. Для чего «мантии», которая совершенно скомпрометировала себя, доверили решать судьбу злостного недруга страны? А чтобы выпустила его из-под стражи под залог.

Знаменательно, что сам Царевич за данное деяние фактически никак перед законом не ответила (временное отстранение от должности и вызовы на допрос на таких людей не действуют), а недавно, как сообщали СМИ, даже была выдвинута делегатом на съезд судей. Насквозь прогнившая судебная система своих в беде не бросает, а команда Порошенко явно не спешит эту систему менять.

Глядя, как деятели режима Януковича и сановные коррупционеры, несмотря на всю очевидность их преступлений, остаются на свободе, нельзя равнодушно воспринимать повышенную строгость Фемиды относительно гораздо более мелких, а иногда даже не вполне очевидных правонарушений со стороны активистов, членов некоторых партий. Так до длительного пребывания в СИЗО был приговорен активист партии «Воля» Юрий Павленко. На акции в Виннице парень публично порвал портрет президента Порошенко. Похвалить его за это нельзя. Но держать человека месяцами в тюрьме за такое правонарушение, совершенное, кстати, через своеобразное понимание любви и преданности к Украине, — неоправданная жестокость.

Не менее дико выглядят условия содержания арестованных активистов. Недавно, кстати, сразу несколько украинских информресурсов опубликовали фото волонтера Тамары Шевчук, которая побывала вместе с другими активистами в камерах Лукьяновского СИЗО, где содержатся подозреваемые в деле об убийстве Олеся Бузины и в деле бойцов роты специального назначения «Торнадо», а также взяты под стражу участники столкновений под Верховной Радой 31 августа. «Все в ужасном состоянии, конечно немного лучше, немного хуже… Но в целом – все плохо… нары провисают, а матрасы очень тонкие и в ужасном состоянии… дышать нечем вообще. Это касается большинства камер. Грибок и плесень повсюду. Трубы текут», — рассказала волонтер.

Дело, конечно, не только в нехватке средств, денег в стране всегда не хватало, и не только на элементарный ремонт тюрем. Тяжелые, нечеловеческие условия содержания издавна служили надежным способом оказания давления на арестованных в угоду недобросовестным следователям.

А то, что следственные органы Украины в последнее время обнаруживают вполне определенную «заинтересованность», показывают не только успешные бегства заграницу и благополучную жизнь на воле представителей «элиты», которые проштрафились, но и волна демонстративных обысков у активистов в ряде населенных пунктов страны. Частенько следователи выявляют такую «оперативность», что просто диву даешься. Например, обыск в связи событиями на Майдане в 2014 году в доме заместителя председателя «Свободы» Олега Панькевича, расположенном в городе Бродах Львовской области, правоохранители провели только в этом году в октябре… Искали ветра в поле, что называется.

Им, конечно, виднее… Проблема лишь в том, что Генпрокуратуре и МВД Украины в их актуальном виде доверяет очень маленький процент украинских граждан. И чтобы не болтали на олигархических телеканалах и не писали в соцсетях ведомственные «говорящие головы», восприятие их аргументов гражданами будет ничтожным.

Да и о каком доверии к правоохранительной системе страны можно говорить, если главный милиционер Арсен Аваков кочует с одного коррупционного скандала (покупка рюкзаков для бойцов АТО через жену главы МВД) к другому (вывода из Украины $40 млн). О сомнительных делах генпрокурора Владимира Шокина многие СМИ уже столько раз писали, что даже повторять неудобно.

Лживость, коррумпированность и политическая ангажированность должностных лиц, в той или иной мере причастных к осуществлению правосудия, с одной стороны, превращает всю украинскую Фемиду в безнадежно больное и неприглядное «пугало», способно исподтишка мстить активистам ради сохранения статус-кво, выгораживать «своих» и неважно гнобить «чужих». С другой стороны, столь болезненное состояние органов власти в Украине не позволяет многим гражданам и представителям диаспор за рубежом точно разглядеть, политзаключенным обоснованно арестованной является тот или иной человек, заподозрена в нарушении закона. Как исправить этот дисбаланс без больших общественных потрясений – вопрос из разряда первоочередных для Украины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

байден украина
Слово друга

Стиль пока что совершенно недосягаемый «Все в мире смотрят на вас… Это ваше время. И

Мы и Немцы
Мы и Немцы

Что такое должно произойти, чтобы у Авакова и Яценюка нашлась честь добровольно уйти? Помните, как

Историю задним числом не изменить
Историю задним числом не изменить

Историческая политика является очень важным элементом деятельности государства. Ее значение на постсоветском пространстве сложно

Отчет MH17
Отчет MH17: «измена» или «победа»

Написать этот текст меня побудила реакция многих украинцев на презентацию Нидерландском советом безопасности результатов

1368988
Админресурс как показатель разгула реваншистов

Когда на днях глава Львовской ОГА Олег Синютка на странице в Facebook написал, что

Какую политику Запад должен был бы проводить в отношении Беларуси
Какую политику Запад должен был бы проводить в отношении Беларуси

Нынешние выборы были самыми нудными в истории Беларуси. Демократическая оппозиция практически не принимала в

Подводные камни конституционной реформы
Подводные камни конституционной реформы

За выборной суетой заметно притупилось восприятие конституционной реформы, законопроект о которой уже принят в

Имитация демократии
Имитация демократии

Демократия – худшая форма правления, не считая всех остальных. Эта фраза Уинстона Черчилля –

Чудо избирательной урной
Чудо над избирательной урной

Власть бодро рапортует, что «убедительную победу на местных выборах одержали проукраинские политические силы». Приятно,